С 6 по 30 марта Savina Gallery в рамках программы сотрудничества с Обществом А-Я на площадке Невский, 60 покажет выставку
французского художника SHALVAK КОНТРСТРУКТУРЫ.
В проекте представлены композиции, выполненные в смешанной авторской технике фотографии, коллажа и живописи.

Под художественным псевдонимом Shalvak скрывается куратор Шалва Хаханашвили, уехавший в Европу из СССР в конце восьмидесятых и осевший в 1995 году в Париже. Плавильный котел этого города по сути мало изменился с начала двадцатого века, когда формулировались основные принципы модернизма. Работающие там художники по-прежнему удивительным образом включаются в глобальный контекст, сохраняя при этом национальную идентичность. В этом смысле Shalvak не исключение. Его кураторский проект «Karavan Gallery» — виртуальная галерея, вполне осязаемо представленная на многих художественных ярмарках и биеннале, реализует программу художественных обменов между Востоком и Западом. В этом непрерывном арт-траффике заключается его главный принцип и как куратора, и как художника – мультилингвальность; попытка с помощью искусства привести любой конфликт к культурному диалогу.

В основе работ Shalvak лежит фотография. Но европейская фотография давно уже вышла за рамки фото как жанра, в новом веке она превратилась в некий формальный синопсис, на который наслаиваются разные техники, смыслы и визионерские решения. Нарративную линию, если о такой можно говорить, когда мы имеем дело с одним бесконечным циклом, в работах Shalvak формулирует город – Париж, Тбилиси, Москва, Стамбул, Ташкент — город не как конкретное место, но как структура. Это не иллюзорное, а вполне реальное окно в мир, в котором для художника самой важной является конструкция. И он эту конструкцию многократно усиливает бесконечными наложениями линий, планов и текстов. Обращаясь к теории искусства прошлого столетия, без труда можно припомнить «Решетки» Розалинды Краусс – когда картина «возникает как график на миллиметровке, одновременно изображая свой принцип и следуя ему». Но модернистские решетки закрывали мир, а Shalvak делает их транспарентными, прозрачными, неожиданно выстраивая историю абсолютной проницаемости каркасной архитектуры, с одинаковой беспристрастностью разбирая на части существующий базис и создавая контрструктуру как на месте узнаваемых открыточных видов, так и среди унифицированно функциональных конструктов мостов. И может быть это единственный способ преодолеть дискретность культур – увязать воедино Родченко и Какабадзе, приправить немного Ле Корбюзье, расстаравшегося в тринадцатом квартале, расчертить план, проставить цифры и написать пояснения на французском, грузинском или русском — потому что все едино тем, кто видел как рушится Вавилон.

Лиза Савина